Минзиган Губаевна Абдулина – со спицами по жизни

Минзиган Губаевна Абдулина – со спицами по жизни

«Оренбургский пуховый платок» - три слова, сложившиеся в поэтический образ, и ставшие известными каждому в нашей стране. Утилитарная вещь, сотни лет любимая женщинами всего мира. В оренбургском крае спицами владеют многие, и даже переселенцы, прибыв в Оренбуржье, неожиданно для самих себя, начинают вязать. Вяжут учителя, юристы, медсёстры, продавцы. Так уж повелось, что основные навыки передают в семьях из поколения в поколение. Это считается естественным, как и любая другая домашняя работа.

Потомственная династия вязальщиц

Классическим образцом семьи, для которой вязание платков - основное занятие, дело всей жизни, является семья Минзиган Губаевны Абдулиной из села Желтое - исторического русско-татарского центра пуховязания. Учителями были бабушка и мать – известные пуховницы артели. Все радостные события, успехи и праздники в этой большой дружной семье неизменно связаны с оренбургским пуховым платком. За самоваром говорили в ценах, о выходе шерсти. Дочь Венера (1966 г.р.), по мужу Масалимова - талантливая пуховязальщица, участница многих российских и зарубежных выставок. В 2012 году мать и дочь были награждены «Золотыми спицами Оренбуржья». А в 2014-м прошла выставка работ семьи вязальщиц Абдулиных-Масалимовых под названием «Только когда спим, не вяжем».
Семейную традицию так же продолжает и внучка Эльвира, которая не раз становилась лауреатом детской областной выставки «Рисуют спицы».

Приобщение к ремеслу

Женщина вспоминает, что вязанием платков занимается с шести лет. Немало усилий пришлось приложить бабушке, чтобы приобщить девочку-непоседу к сложному ремеслу, привить любовь к спицам. В пуховязании девочке нравилось то, что работа не имела шаблона. Как вздумалось, так и вязала. Постепенно появлялась систематичность, свой почерк, который и по настоящее время остается непревзойденным. Свое первое изделие Минзиган Губаевна отчётливо помнит - белоснежный платок небольшого размера, по полю которого рассыпались разнообразные узоры: цепочки, звезды, деревья… Сегодня это творение каждый может увидеть в музее. Платок поместили как свидетельство большой любви к ремеслу, которая сумела привить мастерице бабушка.
Минзиган Губаевна уверена, что воспитывать в детях любовь к ремеслу следует начинать с ранних лет. Если упустить время, то ребенок перерастает, появляются другие помыслы, заботы и интересы – там уже не до спиц. А ребенок, с детства приобщенный к народному искусству, на всю жизнь сохранит сохранит отпечаток прекрасного в душе. Мастерица говорит, что продолжает учиться и до сих пор, ежедневно уделяя время изучению опыта дальних родственников.

Плетёт узоры мастерица

"Стучат секунды, словно спицы
В руках, послушны госпоже,
Плетет узоры мастерица-
Свой незатейливый сюжет.
В ее руках любые нити
Мгновенно могут оживать,
И вьются линии событий
Подобно тонким кружевам…"
Варвара Шухатянм

Каждый платок начинается с образа картины, которую рисует мастерица в своём воображении. На создание пуховых картин может вдохновить всё что угодно: танец снежинок, морозные узоры на окнах, гладь заснеженной степи с мелкими звериными следами на обочине… Козий пух – удивительный материал, мягкий и податливый, способный разбудить фантазию и увлечь в сказочные миры. Его подготовкой в семье Полные веретёна отдавала дочери и внучке… Мерно стучат спицы, по пальцам струится пуховая нить, петельки переплетаются друг с другом, образуя восхитительный, неповторимый орнамент. И вот уже из-под умелых рук мастерицы рождается настоящее произведение искусства.
Случается, что узор не идет. Она распускает платок и переделывает на новый лад. А это время. Но создание шедевра невозможно без вдохновения, и процесс превращается в рутину. Минзиган Губаевна в каждое изделие вложила тепло своей души, любовь и доброту.
В семье Абдуллиных принято вязать платки большие, почти как сто лет назад. Такие на базаре не купишь – это штучный, труднодоступный товар, эксклюзив. Пример этой династии доказывает, что народные традиции живут, развиваются, обогащают искусство и дают надежду на дальнейшее существование промысла.