ЛЕГЕНДАРНЫЙ ПУХОВЫЙ ПЛАТОК - дитя красавицы степи и батюшки солнца.

ЛЕГЕНДАРНЫЙ ПУХОВЫЙ ПЛАТОК -  дитя красавицы степи и батюшки солнца. Говорят, что оренбургский платок - это дитя красавицы степи, которая колышет от дуновения ветра своим ковылем, и солнца. И вот батюшка солнце и матушка степь подарили нам это удивительное чудо.

Удивительна природа Оренбургского края. На юге - безбрежная степная равнина, на севере - озера-старицы, речушки, рощицы, цветущие луга, на степь 1.jpgзападе - стеной поднимаются сосны Бузулукского бора, а на востоке - отроги Уральского хребта - Губерлинские горы. Одно из красивейших мест оренбургской земли. Горы здесь невысокие, но они чередуются с глубокими обрывистыми логами, создавая картину, полную суровой красоты.

 На восточных землях, а не на западных, «самых тучных и к земледелию наиспособнейших», - там, где грунт земли каменистый, а крутые сопки и застывшие волны Губерлинских гор словно обнимают поселки и станицы, получил свое рождение оренбургский пуховязальный промысел.

В архивных документах XIX - нач. XX вв. констатируется, что «производством пуховых платков занималось в Оренбургской губернии женское население казачьих станиц - в междуречье Урала - Сакмары до Орска и далее на север - по казачьим станицам до Верхне-Уральска и Троицка.

Обширная территория Оренбургского края в начале XVIII века имела малочисленное население. Слабозаселенные земли называли «лежащими впусте». Эти свободные земли отчасти и послужили причиной широкого переселенческого движения на Южный Урал и в Приуралье, начавшееся с момента основания Оренбурга, образования губернии и сооружения укрепленной пограничной линии.
В частности, в Оренбургском крае во второй половине XVIII века основную массу переселенцев составляли выходцы из Среднего Поволжья и Центрально-Черноземного района. В первой половине XIX века население Оренбуржья пополнили десятки тысяч семей из Тамбовской, Пензенской, Воронежской, Курской, Рязанской, Орловской и Тульской губерний.
Мощный миграционный поток включал разные социальные элементы - казенных, помещичьих и заводских крестьян, а также казаков, купцов, дворян и прочих. Особенно численно выросли государственные крестьяне и казаки.
Заселение казаками земель Южного Урала преследовало государственные интересы, поскольку необходимо было защитить стратегически важные юго-восточные окраины империи. Оренбургское казачье войско было учреждено указом императрицы Елизаветы Петровны в 1746 году.

В условиях, когда приходилось жить по военным законам казачьей жизни, когда «тощий надел и неблагодарная почва» не могли прокормить семью, а покинуть станицу было далеко не безопасно - женщины нашли возможность дополнительного заработка. Особенности качества пуха местных коз натолкнули их на мысль о создании легкой, теплой и необходимой в женском костюме вещи.

девушки вяжут.jpg

Так, описывая свою поездку по Южному Уралу в 1841 году, известный военный инженер, генерал-лейтенант И.Ф. Бларамберг заметил: «Преодолев довольно крутые Губерлинские горы... на почтовых станциях я встречал молодых казачьих девушек и женщин, которые в длинные осенние вечера допоздна вязали из тонкой козьей шерсти великолепные платки, иногда легкие, как паутинка, различных рисунков и всех размеров».


 

А служивший в Оренбурге Владимип Иванович Даль - русский писатель, этнограф и лексикограф, собиратель фольклора, военный врач, со знанием дела писал в 1852 году: «Оренбургская губерния, заселенная искони инородцами, большей частью кочевыми, наполнилась русскими двадцати губерний».
Пуховязание оказалось настолько выгодным и «жизнеспособным» делом, что во многих поселениях оно часто становилось единственным стабильным источником дохода. Длинными зимними вечерами оренбургские казачки думали не столько о сохе-матушке и земле-кормилице, сколько о спицах и пуховых платках.

Этому в значительной степени способствовало и то крайне важное обстоятельство, что казачья земля делилась по паям и нарезалась только мужчинам, достигшим призывного возраста. Женщины и дети никакого земельного надела не получали. Кроме того, незамужние женщины-казачки не имели права наследовать землю, так как согласно Указу земля могла передаваться по наследству только детям мужского пола. Таким образом, многие молодые женщины из казачьего сословия были лишены столь важного источника средств к существованию.

Наконец, имелось и ещё одно обстоятельство. Из года в год в отчетах о состоянии Оренбургского казачьего войска численный состав женского населения превышал мужское. Вся трагедия этих цифр раскрывается при знакомстве с делом пух-артели в поселке Каменноозерном Оренбургского уезда. Из 33 вязальщиц - 15 казачьи вдовы, потерявшие мужей, средний возраст которых составлял 30-35 лет. Поэтому и тянулись вдовушки-молодки к самостоятельной работе, покрывая платками свою нужду и женскую несчастную долю.
В 30-е годы XIX века В. И. Даль описывал безрадостную жизнь дочери казачьего капитана Анны Ивановны Комлевой: «Были у нее козы, кои, не по местному обычаю, шатались зиму и лето по городу и слободке, не требовали корму, а на ночь приходили домой; они кормили хозяйку молоком и приносили ей свой пух, из которого старушка прилежно вязала ценные платки и косынки».

Член кустарного комитета С.А. Давыдова, обследовавшая оренбургский промысел в 1910 году, в своем отчете докладывала: «... через год или два не останется ни одного хутора по берегу реки Сакмары, в котором не занимались бы пуховязанием. О казачьих селениях нечего и говорить: от Орска до Оренбурга во всех поселках женщины и девицы от 7 лет в свободное от полевых работ время исключительно заняты пуховязанием, да и за Орском много поселков, в которых занимаются этим промыслом».

Рост численности казачества, активный поиск новоприбывшим населением возможностей заработка, появление мелких станичных торгов, базаров и магазин платков.jpgрасцвет ярмарочной торговли - все это способствовало развитию женского казачьего пуховязального промысла.
Прославившийся пуховый платок вяжут по всей оренбургской области, и в каждом селе свои узоры, свои традиции, но где бы ни жила вязальщица, она всегда вкладывает в работу не только всё своё умение, но и добрые мысли. Уникальная традиция пуховязания передается от матери к дочери из рода в род.


  Может в этом и состоит главная ценность оренбургского платка в том, что создан он с душою, и, глядя на него, начинаешь верить в сказку, что пуховый платок родился у красавицы степи и батюшки солнца, легкий и струящийся, как волны ковыля.

орен платок.jpg                            Источник: Бушухина И. "Оренбургский пуховый платок".