Пусть поглядят, как умеют вязать в русских деревнях!

Пусть поглядят, как умеют вязать в русских деревнях! Там, где по широкой степи несет свои воды Урал-река, где в необъятных просторах Европа встречается с Азией, где степные курганы до сих пор хранят тайны древних народов, раскинулся старый русский порубежный край - Оренбуржье. Много здесь живет мастеров самых разных профессий, но на весь мир этот край прославили пуховницы. Из легчайшего пуха вяжут они кружевные чудеса - платки, равных которым нет в целом свете.

Оренбургский пуховый платок - уникальный образец народного творчества, которое выбирает, сохраняет и несет, шлифуя на протяжении многих десятилетий, только самое ценное, самое гениальное. Оренбургский пуховязальный, как и всякий другой художественный промысел, родился не вдруг, не в каком-то определенном году, а создавался вековым трудом народных мастериц.
Не сразу пуховый платок стал красивым, добротным, изящным. Столетиями шло накопление художественных приемов вязания, рисунков, мотивов, манер, сюжетов. Все удачное, оригинальное, привнесенное в это ремесло тысячами искусных вязальщиц, развивалось и закреплялось, а все вычурное, надуманное, случайное отпадало.

В 1862-м году сама английская королева устроила Всемирную промышленную выставку в Лондоне. Со всех концов земли поспешили в английскую выставка 1862г..jpgстолицу мастера: людей посмотреть да свое искусство миру явить. Много тогда говорили о выставке. Дошел слух
и до станицы в Оренбуржье, где жила казачка Мария Николаевна Ускова. С самого детства вязала она платки и считалась одной из лучших пуховниц края. Работы ее - тонкие, воздушные, изящные - никого не оставляли равнодушным. Хоть и боязно ей было, решилась она отправить несколько своих самых любимых платков в Лондон. Пусть поглядят, как умеют вязать в русских деревнях.

  Взбивая искристую снежную пыль, декабрьским днем 1861 года катилась к Оренбургу санная повозка. Лишь звон колокольчика да редкое всхрапывание закуржавленных лошадей нарушали глухую тишину неоглядной степи. То и дело на узкую дорогу набегали семейки молодых дубков и березок с тонкой ажурной вязью нагих вершин, по обочинам тянулись затейливые стежки заячьих и лисьих следов, случались маленькие речушки, укрытые льдом и снегом…
Все это надо было не спеша разглядеть и почувствовать вязальщице Марии Усковой, чтобы отложились в ее душе зимние узоры и раздумья при долгой пустынной дороге. Нужны были и сами эти неспешные поездки, и добрые широкие русские песни в пути, и многое еще нужно было для того, чтобы сперва душа, а затем и руки созрели для дивного творчества, чтобы она, простая казачка, смогла сотворить чудо!..
В Оренбурге Ускова обратилась к губернатору с письменным прошением отправить на всемирную выставку в Англию привезенные ею пуховые платки. Обрадовалась она и напугалась, узнав, что просьба удовлетворена. Мыслимо ли: рукоделье пошлют в далекий, как край света, заграничный Лондон!
Экспонатов, собранных Оренбургским краем на выставку 1862 года, было так много, что понадобилось 20 ящиков для их упаковки. Среди ценного груза было всего шесть оренбургских платков, связанных урядницей Оренбургского казачьего войска третьего полка станицы Оренбургской Марией Николаевной Усковой.
Шесть ее платков предстали на выставке с кратким описанием: "Изделия сего рода производятся ручной работой повсеместно в Оренбургском крае". Перед закрытием выставки все платки были раскуплены.

мастерица 2.jpgМеждународная комиссия присяжных выставки наградила Ускову медалью "за шали из козьего пуха". Спустя несколько месяцев в хутор, где жила Мария Ускова, представитель казачьего войска доставил и под расписку передал ей медаль, диплом и 125 рублей серебром. В архиве оренбургского генерал-губернатора найдены и эта расписка, и прошение Усковой. Грустное раздумье вызвало краткое примечание, размашисто и витиевато написанное на пожелтевшем листке письма-прошения. Оно поясняет, что "за неимением грамоты у Марьи Усковой по личной ее просьбе урядник Федор Гурьев руку приложил".
Украсившая блеском своего таланта всемирную выставку Ускова, оказывается, была совсем неграмотной.
Сколько же одаренных народных умельцев, художников-самородков в условиях царизма, не получив образования, томились в неизвестности и нищете!..

По страницам книги Ивана Уханова «Оренбургский платок» (издательство «Советская Россия», 1976 год).