ПУТЕШЕСТВИЕ ПУХОВЫХ КОЗ В ЕВРОПУ. Часть 2. Экспедиция в Россию.

ПУТЕШЕСТВИЕ ПУХОВЫХ КОЗ В ЕВРОПУ. Часть 2. Экспедиция в Россию. Для исполнения данной экспедиции был выбран месье Жобер, чей характер и знание турецкого языка особенно подходили для путешествия через страны, заселенные тюркскими племенами. Жобер известен тем, что работал переводчиком при Наполеоне и был французским послом в Константинополе. В апреле 1818 года Жобер, отрекомендованный российскому императору герцогом де Ришелье, покинул Париж и направился в сторону Азии. В своих владениях монарх дал распоряжения о предоставлении французскому путешественнику всего необходимого. Проезжая через юг России, Одессу, Таганрог и Астрахань, Жобер получил много сведений от бухарских и армянских купцов о том, что у киргизских племен — кочевников,
пришедших в  cashmere-goat.jpg Бухарское ханство на уральских границах, — есть разновидность коз, у которой практически всегда ярко-  белая шерсть и которая  ежегодно в июне дает примечательный пух. Показанные Жоберу образцы убедили его в том,  что он напал на след настоящих  пуховых коз, что этот пух согласуется с тем, что ранее поступил во Францию из России.  Жобер обнаружил, что стада разбросаны в  различных частях степи от Астрахани до Оренбурга. На местном языке они  называли коз тибетскими. Жобер купил различных коз у  киргизского племени, именуемого Кара-Агаджи  («Черное пух орен.jpg дерево»), а также у киргизского племени, именуемого кайсаками. Всего  было  закуплено 1289 животных. С ними он  собрался в обратный путь.  Его поездка в Европу по российским равнинам выглядит неразумной по выбору времени отправления. Началась она с наступлением зимы. Козы пересекли Волгу у города Царицын (Волгоград), находящегося примерно в 300 милях вверх по течению от Астрахани, и направились в Таганрог, откуда Жобер собирался отправить их на корабле. Но, как и следовало ожидать, море к тому времени замерзло. Пришлось вести коз в Каффу (Феодосию), в которую они прибыли 24 декабря. Около 300 коз умерло по дороге из-за холода и изнеможения.
В Каффе стадо разделили на две группы, одну из которых в количестве 566 коз погрузили на российское судно, которое прибыло в Марсель где-то в середине апреля 1819 года. Остальные козы вступили на борт другого судна вместе с самим месье Жобером и прибыли в Тулон к концу апреля. Никаких сведений об этой второй группе стада у нас нет. Что же касается группы коз, прибывших в Марсель, подробные сведения о них были рассказаны месье Тесье, направленным для организации приема коз после того, как они покинут лазарет, в который они были помещены в рамках действующих карантинных правил. Тесье обнаружил бедных созданий в плохом состоянии: при погрузке на корабль их просто битком набили в трюм судна без доступа к свежему воздуху. Пространство, отводимое козам, было меньше их длины. Такое обращение привело к тому, что заболело практически все поголовье. Шерсть опадала, и было понятно, что для восстановления нужно сбрить ее полностью. Они также страдали от судорог. Но самым худшим недугом, атаковавшим их, был туберкулез, от которого погибло большое количество коз. Многие смерти происходили ежедневно в течение их тридцатидневного заточения в лазарет
«Мы смогли спасти очень немногих», — рассказывает Тесье, — «только тех, у которых недуг был выражен слабо. Лекарством послужила крушенничная мука, смешиваемая с их кормом». 
Источник: The Shawl-Goat in Europe and Australia // The Penny Magazine. — 403.J, 1838.